Материал 4

 

Статья 54.1 НК РФ: последние новости

 

Изначально я планировала выпустить материал по данному вопросу к концу января – в феврале (см. ссылку на материал 4 на с. 147 книги). К тому времени, по моей задумке, должно было появиться достаточно информации о событиях, которые развиваются в направлении применения налоговыми органами положений новой ст. 54.1 НК РФ.

Однако, в самом конце октября ФНС России выпустила важное с организационно-методологической точки зрения письмо от 31.10.2017 №ЕД-4-9/22123 «О рекомендациях по применению положений статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации», в результате чего мне показалось целесообразным дать материал двумя частями:

- информацию о влиянии новации на отчетный 2017 год[1];

- комментарий к данному письму как бы «на будущее». Желание высказаться по данному письму подробнее появилось в связи с тем, что отношение специалистов к новым нормам, представляемое в СМИ и на семинарах-конференциях, настолько разнообразно, что само по себе дает повод удивиться (и требует времени для обобщения)[2]

 

Что самое главное должен «вынести» бухгалтер по итогам 2017 года в отношении распространяемой в профессиональной среде самой различной информации об изменениях налоговых отношений в связи с появлением новых норм ст. 54.1 НК РФ?

Коллеги, я за ноябрь-декабрь побывала на четырех семинарах-конференциях, в ходе которых различными лекторами (от специалистов налоговых служб до консультантов из аудиторских фирм) рассматривался данный вопрос. Мною прочитано значительное количество комментариев текущей ситуации. И вот что удивляет: большинство авторов не видят (или не хотят видеть) самого главного – налоговая служба действительно хочет поменять практику противодействия агрессивным механизмам налоговой оптимизации.

В подавляющем большинстве случаев выражающие свое профессиональное мнение специалисты указывают на преемственность подходов, акцентируя внимание на ужесточении с выходом ст. 54.1 НК РФ режимов проверки и ухудшении в связи с этим условий коммерческой деятельности организаций. Ссылаются они при этом на августовское письмо ФНС России (от 16.08.2017 №СА-4-7/16152) и судебную практику, которая уже в своих решениях действительно часто оперирует ссылками на новые нормы ст. 54.1 НК РФ …

И надо сказать, что залы (аудитории) «затаив дыхание» слушают таких специалистов, не прерывая их и даже не пытаясь самостоятельно понять, что происходит и что будет происходить дальше.  

 

А возможности такие с выходом приведенного выше письма ФНС России есть! На мой взгляд, достаточно без предвзятости просто прочитать это письмо, чтобы понять, «куда дует ветер». А дует он совсем в другую сторону…

Давайте хотя бы посмотрим, что написано в первых десяти абзацах письма. Это принципиально важно. А написано там следующее:

- «… статья 54.1 НК РФ не является кодификацией правил, сформулированных в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53,а представляет собой новый подход к проблеме…»;

- «статья 54.1 НК РФ не содержит положений о расширении полномочий налоговых органов по сбору доказательственной базы полномочия», а потому применяемые налоговыми органами процедуры по сбору, фиксированию и оценке доказательств не должны выходит за рамки законодательно предусмотренных… «сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика»;

- в ст. 82 НК РФ появилась новая норма, прямо предусматривающая необходимость доказательств налоговым органом обстоятельств, поименованных в ст. 54.1 НК РФ (п.5). При этом специальной нормой п. 2 ст. 2 Закона № 163-ФЗ определено, что она должна (и может) применяться только к проверкам, начатым после дня вступления в силу (я здесь максимально упростила смысл абзаца до его сути);

- в условиях действия нового п. 5 ст. 82 НК РФ нельзя использовать «понятия, отраженные в постановлении пленума № 53 и развитые в сложившейся судебной практике, сформированной до вступления в силу закона № 163-ФЗ»;

- в актах и решениях по результатам налоговых проверок, начатых в условиях действия ст. 54.1 НК РФ, «налоговые органы должны правильно квалифицировать выявленные в ходе проверки обстоятельства со ссылкой на конкретный пункт статьи 54.1 НК РФ».

 

Итак, ФНС России однозначно заявила, что она намерена «похоронить» сложившуюся практику и начать рассматривать дела по агрессивным механизмам налоговой оптимизации в ином ключе.

Слова девятого и десятого абзацев письма – самое главное, что пока необходимо понять: ВСЕ, ЧТО ДЕЛАЕТСЯ СЕЙЧАС, – в период с 18.08.2017 и по конец декабря, - а также все, что будет делаться в 2018 году по решениям по проверкам, начатым до 18.08.2017, НЕ ИМЕЕТ к новой ст. 54.1 НК РФ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ!

Да, в августе за 2 дня до вступления в силу новой ст. 54.1 НК РФ на фоне уже принятого и обнародованного Закона №163-ФЗ вышло письмо ФНС России №СА-4-7/16152, и оно содержит старые термины (готовилось оно еще в мае!). Да, с 18 августа уже прошло достаточно много судов, которые демонстрируют старые традиционные трактовки и оперируют понятиями «необоснованная налоговая выгода» и «осмотрительность» …

Именно эти обстоятельства и дают возможность насаждать точку зрения, что налоговое правовое поле с выходом новой ст. 54.1 НК РФ ужесточилось. А особенно «давление» и некоторое «нагнетание паники и негатива» лично я почувствовала на тех декабрьских семинарах и конференциях, спонсорами которых выступали фирмы, разработавшие и «выбросившие» недавно на рынок программные продукты по проверке контрагентов (надо же «отбить» вложения!) …

Коллеги, я не буду никого уговаривать, а просто посоветую: не читайте до мая-июня 2018 года ни суды, ни материалы СМИ на эту тему. Это бесполезная трата времени и нервов. Поберегите и то, и другое …

Почему-то мало кто хочет видеть, что налоговая служба, понимая, что просто так «перебить» уже ставшие устойчивыми подходы судов практически невозможно, поставила себе принципиально правильную задачу: изменить подход «внутри себя» с тем, чтобы в суды в условиях действия новой ст. 54.1 НК РФ уже попадали совершенно другие претензии и доказательства, соответствующие по сути и по терминологии новым закрепленным теперь в НК РФ реалиям.

Очевидно, что на это нужно время. Проверки, решение о проведении которых принято после 18 сентября 2017 года, к концу декабря в большинстве своем только подошли к окончанию … Еще ни одна жалоба на решение  под «новый порядок» не попала в вышестоящие инстанции (в том числе в ФНС России). А налоговая служба для реализации своей идеи, между прочим, образовала в рабочем порядке целое подразделение (начнет работать сразу после новогодних каникул), которое вычитает все до одного акта, в которых будет ссылка на ст. 54.1 НК РФ. Все до одного, независимо от места проведения проверки и суммы доначислений. Для чего? Именно для того, чтобы в суд выйти только с новыми доводами, полностью отличными от применяемых ранее по терминологии и ориентированными на доказательства фактов, а не на предположения[3].

Вот когда такие прошедшие «вычитку» решения налоговых органов дойдут до судов, вот тогда и будет иметь смысл их читать, изучать и делать выводы… Но это будет не раньше апреля-мая, а то и июня 2018 года.

А до этого времени поток судебных решений с традиционной терминологией и при этом со ссылками на новую ст. 54.1 НК РФ, надо как-то «сбить». Как? Для этого ФНС России в письме от 05.10.2017 №СА-4-7/20116 поручила территориальным налоговым органам «не допускать случаев ссылок представителей налоговых органов на положения ст. 54.1 НК РФ в ходе судебных разбирательств и при подготовке документов» по результатам камеральных и выездных налоговых проверок, начатых до 19 августа 2017 года. Более того, если в ходе судебного разбирательства по результатам таких проверок ссылки на ст. 54.1 НК РФ будет приводить организация, налоговым органам дано указание доводить до суда (устно и письменно) позицию, в соответствии с которой положения ст. 54.1 НК РФ по таким проверкам неприменимы.

Я думаю, что следование налоговыми органами данным указаниям даст результаты: с февраля количество судов со старой терминологией еще будет достаточно велико («обслуживаются» еще старые акты), но ссылок на ст. 54.1 НК РФ в них будет все меньше и меньше, что одновременно даст два положительных результата:

- у «спекулирующих» на ужесточении налогового режима специалистов будут отсутствовать основания связывать старые подходы с нормами новой ст. 54.1 НК РФ;

- суды «морально подготовятся» к необходимости изменения терминологии (им тоже будет трудно отходить от уже наработанных формулировок). 

 

Итак, 2017 год закончился, сделки, которые уже осуществлены организацией – уже осуществлены … Организация вернется к ним с точки зрения ст. 54.1 НК РФ только по назначенной в 2018 году или позднее проверке.

Да, реальные агрессивные механизмы налоговой оптимизации с появлением ст. 54.1 НК РФ будут пресекаться жестче. Просто надо понимать, что это будет касаться только случаев, когда организация действительно пытается недобросовестно (подделкой своих документов, нехарактерными для бизнеса действиями) снизить свое налоговое бремя, а налоговым органам удастся это доказать[4].

Как? В общем виде об этом мы поговорим в этом же материале в феврале. А пока – не мучайте себя ни сомнениями, ни, тем более, - чужими страхами отдельных авторов публикаций и семинаров…   

 



[1] Некий промежуточный материал (о чем была информация на сайте авторской поддержки).

[2] Срок размещения данного материала на сайте авторской поддержки Годового отчета сохранится (предварительно середина февраля). Мы с вами вместе прочитаем данное письмо, по тексту которого я планирую дать комментарии к важным, на мой взгляд, деталям.   

[3] Думаю, что при этом на первом этапе значительное количество актов (а перестроить работу налоговых органов тоже ох, как нелегко и одного письма вряд ли для этого будет достаточно…) будет пересмотрено в сторону налогоплательщика без их доведения до судов. И только после того, как налоговые органы напрямую жестко с этим столкнутся, они реально начнут менять подходы.

[4] Коллеги, я надеюсь, что советов - как по «недобросовестным» сделкам 2017 года (своим собственным, а не партнера!) «замести следы», - вы от меня не ожидаете. Это – не в этом издании и не ко мне. Я предполагаю, что у вас таких операций нет … или почти нет… (или к моменту проверки уже не будет …).